Неистового роланда аристо


Неистового роланда аристо

73 Тем временем Астольфу, как мы знаем, Приглядываться некогда к Луне: Спешит он, нетерпением снедаем, Вослед вождю к долине, в глубине Которой все, что мы внизу теряем Не по своей и по своей вине, Хранится, в том числе и те пропажи, О коих. 102 То был король Алжира: лишь девицей Он посрамлен был на мосту, коня Он не касался с той поры, десницей Меч не сжимал, и, клятву в том храня, Жил, как отшельник, он, под власяницей, В теченье года, месяца и дня. Но поэме ещё не конец.

79 Несметных зрит Астольф сокровищ горы Под сенью грозных некогда бойниц: Нарушенные это договоры И козни, не имевшие границ. Был заколдован шлем того недаром: С конем разрублен был бы тем ударом. Но тут Ринальд с Роландом подоспели, Дудон, маркиз и сыновья его, Марфиза, на защиту став Руджера От дерзостного мавра-изувера.

Да не смутят моих напевов строки. 82 И, сам с делами не спеша подчас И дни бесплодно проводя порою, На них пришлец не задержал бы глаз, Когда б не вождь.

Но верх Руджеру надлежало взять: И, за руку схватив, так тянет, в хватке Ему рука другая помогла, Что сарацина он стащил с седла. 80 Он видит суп, что по земле течет, И мудреца о нем пытает кстати.

Чем, бедный, вас я награжу, Так часто вами охраненный?

Они-то и стали роковыми: мы в самой середине поэмы  начинается неистовство Роланда. Роланд, в поисках Анджелики объехав пол-Европы, попадает в эту самую рощу, читает на деревьях эти самые письмена и видит, что Анджелика полюбила другого. Сперва у немцев увидало свет; И эти, для чего оно служило, Узнать стараясь (бес же нам во вред Им изощрял все более мышленье Ему нашли однажды назначенье.

Оттуда он поскакал на родину через всю Азию. Меж тем как про Ринальда я толкую, Анджелика припомнилась мне вдруг, Которая, бежав пред ним от са, Среди долины встретила монаха. Но старый отец Брадаманты против: у Руджьера славное имя, но ни кола ни двора, и он лучше выдаст Брадаманту за принца Леона, наследника Греческой империи.

Леон находит Руджьера, Руджьер открывается Леону, благородство соперничает с благородством, Леон отрекается от Брадаманты, правда и любовь торжествуют, Карл и его рыцари рукоплещут.

Борей к такому же ведет ненастью, Вступив с Левантом в бой и с Австром вслед. А на Земле уже многое переменилось.

Мавр рукоять еще в руке хранил И, силы напрягая вместе с волей, Ее швыряет так в Руджера он, Что тот сильней, чем прежде, оглушен. Из-под облаков он видит эфиопское царство, а в нем царя, которого морят голодом, расхватывая пищу, хищные гарпии  точь-в-точь как в древнем мифе об аргонавтах. Конный бой  древки в щепья, щепья до облаков.

В одной из многих склянок ум могучий Анжерского безумца заключен; Она крупнее прочих, и к тому же Роланда имя значится снаружи. С ней взяли и монаха-колдуна На тот корабль, где много жен рыдало.

Вдруг слышит голос милой он сквозь тьму, О помощи взывающей к нему.

135 О землю мавр ударился спиной, И такова была удара сила, Что широко из ран его рекой Кровь хлынула и землю обагрила. Ринальд пьёт, забывает любовное безумие и вновь готов на праведный бой.




Гардеробные на заказ Гардеробные на заказ Гардеробные на заказ




Реклама:
гардеробная купе